Почему так сложно противостоять фейковым новостям

Известный эффект Даннинга-Крюгера проявляется и в области медиаграмотности. Но исследователи не уверены, можно ли это исправить.

Эффект Даннинга-Крюгера — одно из самых известных и предсказуемых предубеждений в человеческом поведении. Известно, что люди, которые не понимают тему, также не обладают достаточными знаниями, чтобы признать, что они ее не понимают. Их знаний хватает только на то, чтобы убедить себя в полном понимании предмета, а реальные результаты варьируются от смешных до болезненных. Вдохновленная широким распространением откровенно ложных новостных статей, группа американских исследователей выяснила, проявляется ли эффект Даннинга-Крюгера в области медиаграмотности. Неудивительно, что люди переоценивают свою способность распознавать фейковые новости. Но детали сложны, и очевидного пути к преодолению этой предвзятости нет.

Оценка новостей

Потенциально медиаграмотность может ограничить быстрое распространение дезинформации. Если предположить, что люди заботятся о правдивости информации, которую они «лайкают» и которой делятся, — что далеко не гарантировано, — более высокая медиаграмотность помогает оценить, правдиво ли сообщение, прежде чем нажать кнопку «Поделиться». Важная часть этого процесса — оценка достоверности источников.

Оценка достоверности — это навык, и некоторые люди явно им не обладают, что дает простор для эффекта Даннинга-Крюгера. Поэтому исследователи организовали серию экспериментов, чтобы определить, существует ли эта проблема.

Базовый тест был несложным. Опираясь на несколько панелей YouGov, исследователи дали участникам набор актуальных заголовков и попросили оценить их соответствие действительности. Затем, не сообщая итоги теста, их также попросили оценить собственные результаты по сравнению со средним человеком.

Предполагая, что люди могут оценивать себя точно, можно ожидать, что около половины дадут себе оценку выше среднего, а другая половина — ниже среднего. Но это далеко не то, что увидели исследователи. 90% участников оценили себя «выше среднего в способности различать ложные и правдивые заголовки новостей».

Сам по себе этот результат может свидетельствовать лишь об общей чрезмерной самоуверенности. Чтобы определить, чаще ли наименее компетентные люди переоценивают свои способности, исследователи разделили участников на четыре группы в зависимости от их результатов. Нижний квартиль верно оценил правдивость примерно в 10% случаев, а верхний квартиль был близок к 90%.

Верхний квартиль также недооценил свои результаты примерно на 15%. Квартиль с уровнем выше среднего оказался примерно точным с точки зрения самооценки, а оценки результатов шли по нисходящей. Самый низкий квартиль показал разрыв в 40% между самооценкой и фактическими показателями. Хотя менее компетентные участники оценивали себя не так высоко, как лучшие, это явно пример Даннинга-Крюгера.

В новостях, что не удивительно, мужчины чаще преувеличивают свою медиаграмотность. Республиканцы также попали в эту категорию, что не удивительно, учитывая высокий уровень дезинформации о выборах и пандемии, которая в настоящее время появляется на правых новостных сайтах.

Большое несоответствие, несущественные эффекты

Хотя эти выводы важны сами по себе, большой вопрос заключается в том, как это завышенное чувство компетентности влияет на решения людей о просмотре и обмене новостными сообщениями. Здесь исследователи воспользовались панелью YouGov, в которой несколько участников согласились анонимно поделиться своей историей просмотров (она была собрана с помощью комбинации плагинов браузера и службы VPN).

Исследователи разбили количество посещений новостных сайтов и сайтов с комментариями в зависимости от того, распространяли ли они дезинформацию в прошлом. Чрезмерная самоуверенность оказалась связана с небольшим увеличением подверженности дезинформации, — другими словами, чем сильнее эффект Даннинга-Крюгера, тем больше вероятность того, что человек зайдет на сайты, которые часто публикуют фальшивые истории. Однако эффект был незначительным. Люди, которые сильно и безосновательно переоценивали свои способности, всего на 6% чаще просматривали дезинформацию, чем те, кто реально оценивал свои навыки.

Отдельный набор вопросов показал, что неуместная уверенность связана с повышенной готовностью делиться фейковой информацией, хотя эффект был довольно небольшим. На эту готовность влияло то, соответствовала ли ложная история политическим убеждениям людей. Отчасти проблема заключается в том, что людям с чрезмерной уверенностью в своих знаниях в области медиа труднее различать правдивые и ложные истории, чем людям, обладающим реальными навыками.

В целом, не стоит удивляться тому, что эффект Даннинга-Крюгера проявляется и в медиаграмотности. И хотя эффекты были небольшими, если эти данные будут повторяться, можно улучшить понимание ландшафта дезинформации. Новое исследование проводит интересное сравнение с более ранней работой, показывающей, что средний человек довольно хорошо распознает дезинформацию, но не всегда пытается применить этот навык, прежде чем поделиться историей или «лайкнуть» ее.

«Плохие исполнители искренне верят в свои способности»

Однако удручающая часть этого исследования заключается в том, что существует довольно много литературы о попытках исправить ошибку Даннинга-Крюгера, и в большинстве случаев все закончилось неудачей. «Исследования показывают, что люди с низкими способностями искренне верят в себя, а не просто пытаются держать лицо», — отмечают исследователи, и добавляют, что эффект Даннинга-Крюгера обычно ассоциируется с «сопротивлением помощи, обучению и исправлению».

Таким образом, даже если мы лучше понимаем факторы, влияющие на поток дезинформации, с которым сталкиваемся, это не приближает нас к пониманию, что с этим делать.

По материалам: Идеономика


ОТПРАВИТЬ НАМ СООБЩЕНИЕ